ГДЗ, Решебники, Ответы к урокам для 2–11 классов. | Все сочинения | Солженицын | Сочинение. Национальный характер в произведениях А. Солженицына

Сочинение. Национальный характер в произведениях А. Солженицына




Сочинение.

Национальный характер в произведениях А. Солженицына

..


Основной темой творчества А. И. Солженицына является разоблачение тоталитарной системы, доказательство невозможности существования в ней человека.
Но в то же время, именно в таких условиях, по А. И. Солженицыну, наиболее ярко проявляется русский национальный характер. Народ сохраняет силу духа и нравственные идеалы — в этом его величие. Нужно заметить, что герои Солженицына сочетают в себе предельный трагизм бытия и жизнелюбие, так же как в творчестве писателя сочетаются трагические мотивы и надежда на лучшую жизнь, на силу народного духа.
Народные характеры показаны писателем в рассказах “Матренин двор” и “Один день Ивана Денисовича” в образах старухи Матрены и заключенного Щ-854 Шухова. Понимание народного характера у Солженицына гораздо шире этих двух образов и включает в себя черты не только “простого человека”, а и представителей других слоев общества. Но именно в этих двух образах автор показал то, что создает истинную мощь России, на чем держится Русь. Хотя герои Солженицына пережили много обманов, разочарований в жизни, — и Матрена, и Иван Денисович сохраняют удивительную цельность, силу и простоту характеров. Своим существованием они как бы говорят, что Россия есть, есть надежда на возрождение.
Повесть “Один день Ивана Денисовича” — это не только описание одного дня нашей истории, но и повесть о сопротивлении человеческого духа насилию. Иван Денисович в этом страшном, перевернутом мире сохраняет человеческое достоинство. При этом лагерь Солженицына — это не просто реальный лагерь, а символ воплощения зла, ненависти, насилия. Условие выживания — сопротивление лагерному порядку. И весь сюжет повести -рассказ о сопротивлении живого неживому, человека — лагерю. Иван Денисович стремится не просто к физическому выживанию, а к выживанию духовному через все искушения лагеря. Шухов не один: с ним в этой борьбе побеждают кавторанг, каторжанин Х-123, Алешка-баптист, Сенька Клевшин, бригадир Тюрин. Они не из тех, кто “подыхает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется, да кто к куму ходит стучать”.
Лагерь на каждом шагу угнетает человека, делает бессмысленным любое человеческое действие. Этот мир не сочетается с любой разумной работой. Поэтому большинство заключенных относится к работе так: “для людей делаешь — качество дай, для начальника делаешь — дай показуху”. В Шухове же сохраняется народный дух трудолюбия. Не может крестьянский сын, как и все поколения его предков, работать спустя рукава. В его работе — противостояние лагерю. Тем, что Иван Денисович и отчасти вся бригада Тюрина работают на совесть, умело и споро, они сопротивляются несвободе лагеря. “Так устроен Шухов по-дурацкому, и за восемь лет лагеря никак его отучить не могут: всякую вещь и труд всякий жалеет он, чтоб зря не сгинули”. Бригадир, смеясь, говорит Шухову, обращая внимание на его упорное желание закончить работу уже после съема: “Без тебя же тюрьма плакать будет!”
Есть у Ивана Денисовича еще одна характерная национальная черта — отстаивание своей внутренней свободы. Он старается как можно меньше внутренне зависеть от режима лагеря, хоть несколько минут принадлежать себе. “Не подставляться” лагерю нигде — в этом тактика сопротивления Ивана Денисовича. “Миг — наш! Пока начальство разберется…” — принцип Шухова. Так под угрозой десяти суток карцера он проносит на “шмоне” “кусок ножовочного полотна” — это его заработок, хлеб.
Иван Денисович прост, открыт, естествен, совестлив, привык “все брать на себя”. Он “никому никогда не давал и не брал ни с кого, и в лагере не научился”. Шухов живет по принципу никого не утруждать, рассчитывать только на себя. Он “понимает жизнь и на чужое добро брюха не распяливает”. Это внутренняя сущность русского крестьянина — человека глубинной народной породы. В повести мы видим, как говорит, думает, действует простой русский крестьянин Шухов. Лагерь показывает нам расточительство народных сил: у Шухова “восьмилетняя катушка на размотье”, бригадир Тюрин, крестьянский сын, уже девятнадцать лет сидит, а “Кильдигсу двадцать пять дали”. При этом “времени-то не бывает подумать: как сел? да как выйдешь?” Все заключенные вырваны из самой глубины русской народной жизни. Абсурдному духу лагеря может противостоять только здоровый народный инстинкт самосохранения, врожденная нравственность.
У Ивана Денисовича нет ненависти ни к кому. Он даже в охране видит жертв лагеря. Охранники, русские люди, заняты бессмысленной работой.
Завершается повесть спором Ивана Денисовича с Алешкой-баптистом. Алешка находит утешение в Боге. У Шухова же нет этого утешения: он человек от мира сего и не хочет довольствоваться сознанием своей праведности. Земной человек, крестьянин Шухов, не может с этим согласиться.
В поисках народного характера Солженицын заглядывает в “самую нутряную Россию” и находит характер, превосходно сохраняющий себя в смутных, нечеловеческих условиях действительности — Матрену Васильевну Григорьеву (“Матренин двор”).
На долю старухи Матрены выпало “много обид, много несправедливостей”. Но она, подобно Шухову, не обижается на мир, который относится к ней несправедливо. Говорит она с “лучезарной улыбкой”, доброжелательно, с “теплым мурчанием”.
Солженицын выносил и выстрадал этот образ-символ. В бескорыстии и кротости Матрены он усматривает долю праведности. Эта праведность идет из глубины души Матрены — она была “в ладах с совестью своей”. Об этом образе Солженицын пишет: “Есть такие прирожденные ангелы — они как будто невесомы, они скользят как бы поверх этой жизни, нисколько в ней не утопая, даже касаясь ли стопами их поверхности? Каждый из нас встречал таких, их не десятеро и не сто на Россию, это -праведники…”
Как и Шухов, Матрена забывается в работе, отдавая ей всю себя. Именно работа спасает ее от антигуманного мира. Ока несет “просветление”, возвращает “доброе расположение духа”. Даже в моменты физической слабости “дела звали” Матрену “к жизни”. Так и жила она: “зимой салазки на себе, летом вязанки на себе”.
По Солженицыну, народномухарактеру свойственны независимость, открытость, искренность, доброжелательность по отношению к людям, и к своим, и к чужим, бескорыстность. Матрена “не могла отказать” и даже “покидала свой черед дел”. При этом она не испытывала и оттенка зависти, если видела изобилие и относительное благополучие в хозяйстве (а именно так всегда и было). Матрена искренне радовалась за людей.
Она не была при этом аскетом — просто прекрасно понимала бренность, невечность и ненужность материальных благ (даже элементарных). Матрена “не гналась за обзаводом, не выбивалась, чтобы купить вещи и потом беречь их больше своей жизни, не гналась за нарядами”. Все это Матрена считала глупостью и не одобряла. Глупы были люди, не понимающие истинную ценность жизни и спорящие из-за избы погибшей Матрены. Очень показательна трагедия, произошедшая на переезде — гибель в погоне за материальными благами, за заработком.
Заслуга А. Солженицына в изображении народно-национального характера состоит в том, что он спустил с героических высот схематический образ простого человека. Он показал, что мощь России создает не человек-монумент, а миллионы скромных Иванов Денисовичей. Россия, по Солженицыну, будет стоять, пока стоит “…посреди неба” изба праведницы Матрены.

..

..


| 22.10.2012