Сочинение. Архипелаг ГУЛАГ




Сочинение.

Архипелаг ГУЛАГ

..


А. И. Солженицын много испытал на своем жизненном пути, много пережил и выстрадал. Несмотря на то, что ему, ка-залось, написано было на роду превратиться в правоверного марксиста — ведь родом он из крестьян, в церковь не ходил, вступил в комсомол и стал старостой класса — Солженицын уже к началу войны вступил на путь преодоления комсомольской утопии. Этот путь, ведущий к вратам Истины, был полон тер-ний и преград. В феврале 1945 года осужден по ОСО к восьми годам лагерей, а по окончании срока в марте 1953года сослан навечно, в Казахстан. В 1956 году ссылка с него была снята. По-сле 1965 года Солженицына уже в СССР не печатали, подвер-гался резким нападкам властей и газет, в 1974 году, после появ-ления 1-го тома «Архипелага ГУЛАГа», обвинен в измене ро-дине и выслан за границу. С 1976 года живет в штате Вермонт, США.

Обобщающую работу об Архипелаге ГУЛАГе автор заду-мал и стал писать весной 1958 года. Объем ее представлялся меньшим, чем сейчас, но уже был принят принцип последова-тельных глав о тюремной системе, следствии, судах, этапах, ла-герях ИТЛ, каторжных, ссылке и душевных изменениях за аре-стантские годы. Некоторые главы были тогда же написаны, од-нако работа прервалась, так как материала — событий, случаев, лиц — на основе лишь личного опыта автора и его друзей явно недоставало.

В 1962 году был напечатан «Один день Ивана Денисови-ча». Герой рассказа — Иван Денисович Шухов — необыкновенный человек. Все умеющий, крепкий правилами и цепкий умом, Шухов выживает в отвратительном лагерном быту благодаря своему чрезвычайному трудолюбию и долготерпению. Иван Денисович — крестьянин, его мечта — простой и мирный, люби-мый или крестьянский труд. Если в лагере в совокупности со всеми тамошними трудностями всех «добивает работа и одино-чество», то Шухову, напротив, удается спастись именно рабо-той, любой работой, которую Шухов выполняет с достоинством и присущим ему крестьянским долготерпением. В мире зла и насилия, бесправия и порабощения, в обществе придурков и шакалов, «шестерок и блатарей», которые исповедуют лагерный закон «подохни ты сегодня, а я — завтра», нелегко сохранить душу и человеческое тепло. В таких условиях люди теряют вся-ческое уважение к окружающим и к себе тоже. Они перестают видеть разницу между добром и злом, между подлостью и пре-данностью, и вообще перестают быть людьми. Но у Ивана Де-нисовича было свое верное средство вернуть человеческие мыс-ли и доброе расположение духа — работа.

А работали зэки на недостроенной ТЭЦ. «Она стоит на бугре, а за ней зона кончается». Откуда это радостное, упоенное строительство ТЭЦ? То ли в том, что работа здесь превращается во внутреннее, хотя бы временное, освобождение — «за ней зона кончается…», то ли в том, что герою рассказа предстоит пере-жить иллюзию освобождения (зона кончается за ней!). И когда зэки входили в азарт работы, у Шухова «как вымело все из го-ловы» так, что он «не о чем не вспоминал, не заботился, а толь-ко думал» как ладно дело закончить. Вдохновенно и отрешенно работает каменщик, и когда «мастерком захватывает Шухов дымящийся раствор и на то место бросает и запоминает, где прошел нижний шов…», кажется, что строит он стену свою, за которой будет храниться неподвластная лагерю святыня его души. Страна с тоталитарным режимом все делала посредством революционного насилия, чтобы поработить свой народ с по-мощью колючей проволоки. В ход пускались и более изощрен-ные и надежные методы, например, с помощью группового вза-имного порабощения людей заставляли ненавидеть друг друга, шпионить: «на то придумана бригада… такое устройство, чтоб не начальство зэков понукало, а зэки друг друга». Но человече-ский дух выстоял и там, за колючей проволокой, несмотря на все методы и способы, придуманные, чтобы сломить его, иско-ренить совсем и превратить человека в бесстрастный и послуш-ный «винтик». Но Иван Денисович сумел сократить живую свою душу и увидел за бугром свет надежды на воскресение. Такое чувство остается по прочтении рассказа «Один день Ива-на Денисовича».

Тяжела и жестока была жизнь советских зэков, но, воз-вращаясь к лагерной теме в «Архипелаге ГУЛАГе», А. И. Сол-женицын не преследует цели воссоздать быт и порядки сталин-ских лагерей, его цель — подробная картина механизма самопре-вращения революционной власти во власть тюремную, внешней военной победы — во внутреннее поражение.

После напечатания «Одного дня Ивана Денисовича» автор был захлестнут письмами бывших заключенных с предложе-ниями встретиться, рассказать. В течение 1963 и 1964 годов, и через эти письма, и путем многих встреч, был почерпнут обиль-ный материал 227 свидетелей. Их показания автор располагал по своему прежнему, теперь расширенному и умноженному плану. Осенью 1964 года был составлен окончательный план произведения — в 7-ми частях и все новые пополняющие мате-риалы ложились в эту конструкцию. В августе 1973 года при трагических обстоятельствах неосновной, неокончательный ва-риант «Архипелага» попал в руки госбезопасности — и это под-толкнуло немедленную публикацию книги на Западе, а вскоре автор был выслан из СССР.

«Свои одиннадцать лет, проведенные там, усвоив не как позор, не как проклятый сон, но, почти полюбив тот уродли-вый мир, а теперь еще, по счастливому обороту, став доверен-ным многих поздних рассказов и писем, — может быть сумею я донести что-нибудь из косточек и мяса? — еще впрочем, живо-го мяса, еще впрочем, живого тритона».

..

..


| 22.10.2012